Sex is Pure

18+

Рассылка

Более откровенные фотографии наших героев — в рассылке Sex is Pure. Красивый и томный зин, который приходит раз в месяц.
Обязательное поле
Чтение

Белая ворона

Пробуждение сексуальности девушки-интроверта в соцреалистической повести Эдуарда Пашнева

© George Platt Lynes

Советская культура второй половины ХХ века скупа на сексуальность. Но, подобно молодым росткам будущей революции в отношениях полов, найти упоминания о ней можно в ряде соцреалистических текстов. Сексуальность в них напоминает разбросанный на полу бисер – неясный, деструктурированный и хаотичный. Никто точно не знает, сколько всего существует провокативных и неочевидных моментов. Читателям остается нанизывать один за другим фрагменты текстов, лишь приближаясь к какому-то неясному до конца числу. 

В самых первых строках повести «Белая ворона», изданной в 1982 году, черноземный писатель Эдуард Пашнев пишет об удивительном моменте пробуждения сексуальности в девушке-интроверте. С одной стороны, настораживает, почему взрослый мужчина акцентирует это пробуждение, но, с другой, это момент, когда советская литература начинает открывать для себя аутоэротический язык. Сексуальность – это уже не просто общий неистовый напор безликой массы, а отдельный личный опыт советского подростка, который не уверен в себе и своих эротических эмоциях. 

Хотя и существует некоторое ограниченное представление, что советская литература была асексуальной, все же это не совсем так – Алена лукавила. Признаки были.


* * *

Алена проснулась, услышав, как стукнула внизу дверь подъезда. Она сладко пошевелилась, зарываясь лицом в подушку, не желая просыпаться, но сквозь лень, разлившуюся по телу, в сознание пробилась мысль о чем-то неожиданном, радостном. Тело еще сопротивлялось, хотело спать, но мозг, устремленный навстречу радости, жаждал пробуждения.

Алена потянулась, выпростала руки и лежала на спине, не шевелясь, пытаясь понять — что же именно должно произойти. Ей казалось, вот сейчас она вспомнит…

Стук внизу повторился. Спеша по утрам на работу, жильцы не придерживали дверь. Алена лежала, слушала. Ожидая нового удара, она сжималась вся, замирала, и все-таки удар каждый раз был неожиданным. Становилось тревожно-сладко непонятно отчего.

Алена села, расправила рубашку на коленях. Ноги сами нашли тапочки. Алена прошлепала в ванную комнату. Увидела себя в зеркале, висящем над раковиной: рыжая, конопатая, ничего особенного. С такими никогда ничего не происходит. Но подумала так, потому что с ней, такой, должно было что-то произойти: сегодня или завтра, в любую минуту. Алена потянулась перед зеркалом, потрогала себя скользящим движением и опустила руки. У них в классе девчонки уже такие: фик-фок — на один бок… А она и на девчонку непохожа, никаких признаков. Алена лукавила, признаки были. Она стыдилась себя разглядывать, трогать и придумала себе такое беспокойство, что у нее не как у других, не как у самых красивых девочек в классе.

В коридоре послышались шаги. Алена быстро набросила крючок на дверь. И тотчас же легкие мамины шаги приблизились.

— Алешка!

Алена сложила крест-накрест руки, замерла.

— Алешка, — сказала мама и подергала дверь.

— Что?

— Ты что там… заснула?

— Я умываюсь…

— Завтракать, быстро!

Шаги удалились. Звякнула на кухне кастрюля, и этот звук пронзил Алену горячей радостью. От холодной чистой воды лицо приятно посвежело, Алена вышла из ванной, с удовольствием похлопывая себя влажными руками по прохладным щекам.


Текст Михаила Климина, основателя «Общества распространения полезных книг» (FB) (VK) (Telegram) (Instagram).

Рассылка

Более откровенные фотографии наших героев — в рассылке Sex is Pure. Красивый и томный зин, который приходит раз в месяц.
Обязательное поле