Sex is Pure

18+

Рассылка

Более откровенные фотографии наших героев — в рассылке Sex is Pure. Красивый и томный зин, который приходит раз в месяц.
Обязательное поле
Ссылки

Хокку о целительном шибари

«Цветок и змея» Масару Конума как энциклопедия фетишей и рецепт лечения импотенции

2018 11 09 12.14.41

«Цветок и змея» – возможно, самый девиантный художественный фильм на свете. Это кино, которое доказывает гипотезу, что «японцы странные», и визуально формулирует то, что обычно сформулировать сложно. Например, когда где-нибудь в Токио видишь огромный баннер, на котором зардевшиеся багрянцем школьницы тычут пальцем в улыбающиеся фекалии. 

Фильм Масару Конума, вышедший в 1974 году – один из самых важных в жанре японского «пинку эйга», который эксплуатирует тему женщины, оказавшейся в криминальных обстоятельствах и подвергающейся постоянному насилию, и основывается на серии одноименных романов главного садомазохистского писателя станы восходящего солнца, Онироку Дана. Самому Дану сценарные отличия не пришлись по душе, и он снял свое имя с титров. Но при этом картина получилась поразительно поэтической, и у нее появилось множество последователей и подражателей – в том числе благодаря выдержанному балансу между будоражащим и комичным.

Говоря о влиянии, можно упомянуть один из самых знаменитых триллеров нулевых – «Кинопробу» Такаси Миике, который возвел фетиш шприца, впервые подсмотренный у Конума, в постмодернистский культ. Также о невольном пародировании или случайной перекличке говорит забавная связь с «Фотоувеличением» Микеланджело Антониони, когда главный герой фильма Макото, зрелого возраста девственник и полуимпотент, фотографирует связанную и похищенную женщину, отрабатывая таким образом свою травму. 

Спонтанный секс с неожиданными людьми
yes, please

Вообще, если пытаться распутать веревки этой истории, то не видевший фильма зритель может легко запутаться сам. Но удивительно, что картина при этом очень лаконична и аккуратна. Это кино без жанра, психологический портрет, где перверсия вынесена на поверхность и заложена в самом сюжете. Легкий teasing является отражением болезненного состояния главного героя, поэтому кроме грудей в кадре нет никаких откровений. Но за кадром их – не счесть. 

Начинается все со сна. Мальчик убивает огромного афроамериканца, который насилует его мать. Оказывается, что это сон взрослого Макото, сына владелицы порностудии, бегающего смотреть на съемки в подвал, а затем дрочащего через чулок у себя в комнате. Звук, который он издает при оргазме тождественен звуку, который на последнем издыхании издает простреленный во сне «черный Джимми». Три тихих обрывочных стона. «Покойся с миром», – говорит Макото и бросает слипшуюся от спермы салфетку в закуток за шторкой, где уже стоят три полных мусорных ведра. 

Вскоре он получает задание усыпить, похитить и связать жену его начальника, красавицу по имени Сидзуку. Боссу не нравится ее буйный нрав, и он мечтает сделать из нее рабыню – как в классическом фильме «История О» Жюста Жакэна. Связывать Макото, конечно, не умеет, но необходимость научиться становится мощным стимулом его либидо. Стоны над салфеткой снимает как рукой, когда герой начинает остервенело тренироваться на надувной кукле в практике шибари, с которой знаком благодаря подвальной порностудии его матери. Член у него не встает, трахать ее он не может, поэтому только лупит, бьет ногами и наступает на лицо.

Кошмар с черным насильником, являющийся причиной его недуга (наравне с порностудией матери), наконец, происходит наяву. Макото видит актера, до жути напоминающего чернокожего Джимми и трахающего Сидзуку на его кровати под прицелом кинокамеры – идет съемка порнофильма. Страх большого черного парня и неограниченной власти подлинного господина, преследует его так же, как его начальника преследует страх крови. Их фобии настолько неочевидны, что, погружаясь в новые подробности, ловишь себя на мысли, что грань между вызывающе перверсивной мелодрамой и пародийной слэпстик-комедией напрочь стерта. Чего стоит сцена побега Сидзуку от своего мужа и его замещение собственной неудовлетворенности путем высыпания на копчик служанки горсти зеленых червяков. 

А вообще, это прекрасный и добрый фильм о том, как вылечить душевную травму с помощью успешно подобранной терапии. Именно шибари становится первым методом врачевания недуга главного героя – на это намекает режиссер, оставивший большое количество подсказок зрителю. Но полное принятие Макото себя происходит только через физическое обнажение и раскрепощение его пленницы. После наблюдения ее дефекации комплексы незадачливого героя исчезают, и он может, наконец, овладеть женщиной – и тут уже в ход идут все фетиши, начиная от белых носков и заканчивая вуайеризмом и эксгибиционизмом. Салфетки с засохшей спермой, кстати, со временем превратившиеся в скукоженные клочки, главный герой после потери девственности вывалит из трех своих мусорных ведер прямо перед домом и сожжет в ритуальном огне. Мальцу, подкатившему на велосипеде с вопросом «что делаете», он ответит: «Сжигаю прошлое».

Самурай жжет салфетки,
Азия шокирующа.
Змея оплела цветок.

Текст Дениса Виленкина. Есть любимый эротический фильм или возбуждающая сцена в кино? Расскажи.

Рассылка

Более откровенные фотографии наших героев — в рассылке Sex is Pure. Красивый и томный зин, который приходит раз в месяц.
Обязательное поле