Sex is Pure

18+
ENG
Искусство

Что происходит в номере 207

Екатерина Баженова-Ямасаки о своем новом зине и порнографии в стране восходящего солнца и победившего фетиша

2

– Как у тебя появилась идея для зина и в чем цель проекта?

– Не могу сказать, что у меня появилась идея – как художник ты переживаешь какие-то события в жизни, и в результате из этого рождается арт-проект. Например, когда погружаешься в другую культуру и долго в ней находишься, то осознаешь свой собственный менталитет – видишь его в себе со стороны или в эмигрантах, с которыми общаешься. Я долго жила в Лондоне, и пример другой культуры сделал какие-то изъяны более видимыми. 

Нужно сказать, что я не пытаюсь с помощью своего проекта поменять мировоззрение патриархального сообщества, частью которого является и Россия и Япония. Я лишь стараюсь осознать и показать то, что оно существует и не поменяется, как это произошло, например, в Европе или Америке. Это не протест и не манифест, а лишь обнаружение той реальности, в которой мы живем и частью которой я являюсь по культурной идентичности. 

– Почему ты выбрала именно Японию как место съемки?

– Япония всегда казалась мне открытой в плане сексуальности, но на самом деле это очень патриархальная страна с большим количеством табу и комплексов. В каком-то смысле она даже жестче, чем Россия. При всей любви к ней я испытываю много негативных эмоций, когда приезжаю туда и сталкиваюсь с этой жесткостью на своем опыте или опыте других женщин. Но ничего поделать с этим не могу – разве что выпустить этот зин.


Ekaterina Bazhenova-Yamasaki. Room #207. 2018

– При этом Япония еще и экономически развитая страна.

– Да, это очень развитая страна, но развитая в том смысле, что там из всего делается продукт. Как бы это не звучало тривиально, секс – это то, что продается. Взять, например, японские поп-группы, состоящие из молодых и очень сексуализированных девушек. Это не просто программная ошибка, но продуманный план: каждая из участниц этих групп создает свою собственную линейку товаров – фотокниги, открытки. Это продукт, который непосредственно относится к самому их существованию, но который может купить каждый. 

Изначально меня вообще интересовала японская порнография и отношение к ней. Это огромная фабрика по производству товаров, в которой работают определенные правила: если ты порно-актриса, например, то должна обязательно выпустить свою фотокнигу, таким образом законсервировав свою молодость и красоту. Конечно, Япония – это страна передовых технологий, в том числе и видео, но в 1990-е годы именно фотография оставалась главным медиумом. И даже если взять рекламные кампании Minolta тех времен, то там можно увидеть, например, молодых девушек в мокрых майках и рядом новую модель камеры. Именно поэтому я выбрала для проекта форму зина – в том числе как и отсылку к этим фотокнигам.

Ekaterina Bazhenova-Yamasaki. Room #207. 2018

– А почему ты решила снимать в отеле?

– В Токио очень маленькие квартиры, и обычно японцы не приглашают домой – слишком много личных вещей. Я хотела снимать девушек именно в их спальнях, но одна из них предложила пойти в love hotel («отель для свиданий»). В силу ограниченного пространства все секс-свидания проходят в этих отелях, причем мужчины пользуются главным входом, а женщины – задним, ведущим в переулки. И многие порно-компании снимают свои фильмы там же. Ну и опять же, отель – это утопическое пространство, позволяющее тебе купить эскапизм на два часа. В Токио можно найти комнаты в любом стиле и с любыми девайсами, но для моей съемки мне хотелось подобрать более традиционный сеттинг.

– Что за видео ты показывала на московской презентации? 

– В Японии поддерживаются многие традиции, существующие со времен Эдо, эпохи самураев и феодального строя. Они практикуются в школах так же, как и несколько веков назад – то есть это в первую очередь ритуальная практика. Мне было интересно показать, что женщина в рамках этих практик до сих пор воспринимается как защитница и охотница, а не объект сексуального влечения или товар, но в реальной жизни все по-другому. 

Лайв аудио-визуальной интерпретации зина. Звук Ани Куц, видео Екатерины Баженовой-Ямасаки. Июль 2018

– Ты собираешься дальше работать с этим медиумом?

– Скоро выходит вторая часть зина, над которой я работала летом. Для него я снимала девушку из Токио, которая, как потом выяснилось, работает ассистентом директора в самой большой японской компании по производству фильмов для взрослых. Она мне многое рассказала о том, как проходят съемки и все вообще работает. И у меня появилась идея – хочу снять феминистический порнографический фильм, который бы не вызывал классических реакций и ассоциаций.

– А чем отличается европейское восприятие порнографии от японского?

– Западная порноиндустрия сфокусирована на эрекции мужского члена, и все преподносится очень нереалистично – актеры все гладко выбриты, с татуировками, искусственным загаром, маникюром и макияжем. Все ненастоящее и приближено к перфекции. В японском порно все по-другому: актеры как будто с улицы и прошли кастинг за пять минут до съемок, ничто не прикрывается и не показывается с лучшей стороны. Думаю, что эта традиция идет с давних времени – можно вспомнить классические эротические рисунки, где всегда есть лобковые волосы, например. А если думать о западной культуре, то порнография там мне больше напоминает изображения эпохи Ренессанса. Так и понимание фетиша очень различается: на Западе он воспринимается в первую очередь визуально, в Японии – связывается с ощущением, звуками, текстурами.

“Room 207” можно купить на сайте издателя Las Injurias. Приобрести специальное авторское издание и посмотреть другие проекты Екатерины можно на ее сайте.

Рассылка

Более откровенные фотографии наших героев — в рассылке Sex is Pure. Красивый и томный зин, который приходит раз в месяц.
Обязательное поле