18+

Рассылка

Дайджест лучших материалов Sex is Pure — откровенные тексты и изображения в одном письме, которое приходит раз в неделю
Обязательное поле
Чтение

Говорит: порвала с любовником

Желание экстаза и эротическая эмансипация в поэзии Инги Шепелевой

Текст Галины Рымбу.

«Поэзия нового опыта» – это новая регулярная рубрика, где мы рассказываем о самой интересной и современной эротической русскоязычной поэзии, написанной авторами и авторками из разных городов, стран, культурных контекстов. Все эти стихи объединяет одно – желание создать другой чувственный язык, переосмысляющий сексуальность в ситуации, когда наши тела и опыты могут не быть табуированными и объективированными, когда мы можем учитывать гендерное разнообразие, достижения феминизма, расширяющуюся квир-культуру, множество новых форм близости и отношений. Они изобретают новые политики близости, желания, вписывают в исторический чувственный канон новых субъектов, которые больше не абстрактны и не анонимны.

Поэзия – это та зона человеческого опыта и искусства, которая всегда стремится преодолевать цензуру, подавление (в том числе сексуальное) и изобрести культуру и языки диалога, открытости, взаимодействия, а также помыслить и передать сложность чувственного опыта, которая сегодня только возрастает. Поэтому и тексты, которые мы публикуем не всегда работают прямо и просто, они говорят о сложных аффектах и эротических переживаниях новым языком.


ИНГА ШЕПЕЛЕВА

Это одна из тех современных поэтесс, которой удается выстраивать космос своих текстов вокруг тем любви, чувственной трансгрессии, женской сексуальности и травматических отношений. Это одновременно и про желание экстаза – выхода за пределы себя и слияния с другим – и про невозможность такой близости сегодня. Иногда она заходит в совсем темные и безутешные зоны, где эротическое взаимодействие разворачивается в театре невозможного, непреодолимого одиночества, уничтожения, смерти. Здесь все друг другу «чужаки», и нельзя понять сразу: дрожь при первом прикосновении возникает от испуга-отчуждения или возбуждения? 

В своих стихах она не рассказывает истории, но пытается прочертить новые карты аффектов, которые появляются внутри любовной и эротической близости, осложненной тотальным коммуникативным отчуждением, отсутствием «общего языка» и форм принятия другого в обществе репрессивного контроля над сексуальностью как со стороны идеологических аппаратов, так и со стороны новых медиа, формирующих сегодня нашу чувственность и субъектность. Возможна ли эротическая эмансипация в таком пространстве и что под ней стоит понимать? Это один из основных вопросов поэзии Шепелевой, им задаются также многие другие авторы и авторки ее поколения.

Поэзию Шепелевой можно назвать неоромантической (и этим она отличается от других). Неоромантизм здесь нужно понимать как создание нового серьезного и даже возвышенного языка для измененной чувственности и сексуальности, как стремление переописать ментальные и телесные процессы субъекта, вовлеченного в иной (чаще всего травматический) любовный опыт. Субъект здесь — не анонимный и не маскулинный, это субъект_ка, и это женское письмо, осознающее необходимость работы с новыми сборками феминности, с переосмыслением политик желания и вписыванием женских субъектов в исторический канон чувственности.


* * *



говорит: порвала с любовником, чтобы отдаться ощущению абсолютной пустоты

чтобы добиться глубины восприятия каждой проживаемой секунды

плавного падения в иррациональную тьму

в море отстраненных пространств

чтобы было, короче, тихо

чтобы зрел разум

как яблоко самости рос в тишине

одиноких дней

говорит: порвала с любовником, чтобы остаться собой

чтобы не отвлекаться от небывалой тоски

чтобы разъять бетонные руки вмешательства

чтобы сломать стену предопределенности

чтобы проникнуть вглубь отчаяния

чтобы иметь опыт борьбы с вулканической мощью субъективности

ее воспевая на обломках покоя

говорит: эй ты, стремящаяся к покою

ничего не проникает в твою узкую щель

ничем не вознаграждается твой напрасный труд

никто не оценит твой внутренний рост

говорит: мой рот теперь пуст, словно пещера

я в теле своем непрерывном

вот уже две недели никого не вижу

и как я живу, провозглашая свою пустоту

провозглашая «нет», бессловесность, печаль,

неизбывность тревоги

ночи холодного лета проникают в меня

без остатка

их кружевные хвосты станут рукавами платья

которое я надену исключительно для себя

на разъятое опустошенное тело,

не знающее границ для свершений

для споров с ревущим эго,

для споров с молящим страхом,

для отвергания вездесущей любви

говорит: от чувственности где мне укрыться

спрячь меня под подолом, подруга

если желание будет искать, не говори

что я здесь

Рассылка

Дайджест лучших материалов Sex is Pure — откровенные тексты и изображения в одном письме, которое приходит раз в неделю
Обязательное поле