18+

Рассылка

Дайджест лучших материалов Sex is Pure — откровенные тексты и изображения в одном письме, которое приходит раз в неделю
Обязательное поле
Чтение

Черное ебкое сердце

Стихи Станиславы Могилевой – о желании как бесконечном процессе и любви без границ

Текст Галины Рымбу.

Станислава Могилева – автор_ка двух поэтических книг «Обратный порядок» (MRP, 2016) и «Это происходит с кем-то другим» (Арго-риск, 2018), где очень много текстов посвящены проблеме вписанности современных субъектов в динамики желания, задаваемые новыми и старыми (то есть патриархальными) сексуальными политиками, культурами и практиками. Проблематизируемую в этой поэзии сексуальность можно назвать подчиненной диктату реализации, реальности, наличности. Через эти понятия датская поэтесса Ингер Кристенсен в своих философских эссе описывала капиталистическую культуру, экономику (в том числе экономику желания) и коммуникацию. Оппонируя диктату реализации, Кристенсен предлагала другую модель коммуникативного, чувственного, производственного и мыслительного процессов – ирреализацию. Желание это не то, что должно быть реализовано, но наоборот – ирреализовано (помыслено таким, каким оно еще не было, а не так, как оно наличествует). Могилева пишет: «я хотело бы взять тебя\но как это взять тебя», потому что ей вообще непонятен ни императив обладания, ни как он работает. Также она не знает, зачем желание должно быть «реализовано», зачем достигать каких-то логических точек завершения, а не идти путем понимания желания как процесса, направленного в будущее, – того, что как раз сопротивляется диктату наличности и единения без различения (желать – это не иметь, а всегда что-то другое).

Тексты, которые мы публикуем, – это две части «дневника» Стаси Могилевой. Здесь – прямая речь от первого лица, но в то же время намек на то, что передаваемый опыт может оказаться если не универсальным, то в какой-то степени разделенным и общим («я называю имена которые вам знакомы\только потому что они вам знакомы\на месте этих имён\могут быть точно такие же\любые другие имена»).

Поэтический метод высказывания смыкается с дневниковым, интимным, бытовым, идеи и образы внутренних переживаний, выраженные почти формульно, – с заметками и впечатлениями от микрособытий повседневности. Так из всего, что тесно и рядом, плетется сеть этого письма. Что-то слишком живое и даже неудобное, неловкое – тоже здесь:

когда од_на из нас вернётся
другая купит себе новые трусы
в интимиссими по акции
кружевные, черные или бордовые
за триста девяносто девять рублей

другая купит себе новые трусы
чтобы ты снял_а их с меня в темноте
чтобы ты никогда их не увидел_а
но снял_а их с меня в темноте
чтобы ты долго снимал_а их с меня в темноте
долгой ночью длящейся ночью
чтобы ты никогда не увидел_а что
я женщин_а
которая купила себе новые трусы
чтобы ты никогда
страшно сказать
чтобы ты никогда что
но я скажу

Желание здесь размывает гендерные границы, приводит к трансформации без конечной формы, а знак «_» и есть «процессуальное имя» субъект_ки желания. Но в то же время здесь важен и «женский опыт», опыт материнства, которое мыслится тоже как ментальная и телесная трансформация. Он способен трансформировать культуру в целом и через него происходит избавление от патриархальных паттернов, вход в культуру заботы, принятия, любви без власти и границ:

мы можем любить просто так
мы любим просто потому что мы любим
мы знаем всё о производстве тел
мы – фабрики по производству тел, живые машины
в то время как ваша любовь это жажда и капитал
капитал жажды жажда капитала
власти и символический

«Я хочу, чтобы ты\трахал_а меня между тел» – звучит почти манифестарно, как утверждение новой парадигмы сексуальности. Между тел: всегда где-то еще (в будущем?), но не что-то еще. Множество локализаций и точек желания-притяжения. Чувственность смещается с субстанционального и идентичностного места женщины и мужчины в другой пространственный, утопический, открытый мир, где возможно быть вместе.


дневник. среда


разденусь и буду ходить голая
как тогда на форосе
буду ходить, мерзнуть
делать вид, что не мерзну
что мне комфортно, мне хорошо
как тогда на форосе

я хочу чтобы ты трахнул_а меня
и трахал_а меня каждый день

ты маленьк_ая и красив_ая как рига
в которой нас никогда не было

я называю имена которые вам знакомы
только потому что они вам знакомы
на месте этих имен
могут быть точно такие же
любые другие имена

лишь бы было удобно

что я думаю о моих детях
я думаю что мои дети – не убийцы
что убийцы – не мои дети
/что мои убийцы – не дети/
это мб единственная граница
между мной и остальным миром
это мб единственная граница
соединяющая «меня» и «мир»

я не думаю, что мои дети
не могут быть убийцами
но если вдруг мои дети окажутся убийцами
они перестанут быть моими детьми
что же – останутся «детьми божьими»
рабами, рыбками
всегда есть к кому прильнуть

что я могу сказать как тело
производящее буквально
другие тела любого пола
ваш страх уместен:
мы – страшные, договориться с нами сложно
потому что мы – такие же как вы
но страшнее: мы можем рожать вас
мы можем рожать вас, рождать вас, убивать вас
мы можем рождать себя и убивать себя
мы умеем и то и это
в то время как вы можете только это:
вы можете только убивать

мы можем любить просто так
мы любим просто потому что мы любим
мы знаем все о производстве тел и любви
мы – фабрики по производству тел, живые машины
в то время как ваша любовь это жажда и капитал
капитал жажды жажда капитала
власти и символический

но главное, главное –
мы умеем убивать тех, кому мы «дали жизнь»
мы умеем просто убивать, никого не рождая
и — мы умеем не убивать, никого не рождая
это и есть выбор
это и называется выбором

выбор не убивать, когда можешь убить
и выбор не рожать, когда

не знаю, что бы я чувствовала,
если бы «родила» дочерей
лена, скажи
возможно это симптоматично
для времени где
все это расположено

первого мне сделал таксист
второго — таксидермист
третий умер во время родов
четвертого я изгнала сама
он пришел сразу после третьего
с пятым и шестым вы и сейчас
можете познакомиться:
«они миленькие»

буду ходить голая по квартире
осторожно протестовать
чтобы не разбудить пятого и шестого
завтра им рано вставать
садик, бассейн, фриланс

а наш капитан устал
и наш капитал устал

я хочу открывать эти двери
эти открытые двери сама
как прямая речь
бесстрашная
небезопасная

привет пацаны
разрезающие тела
разгрызающие тела
вспарывающие

я хочу чтобы ты
трахал_а меня между тел
чтобы я кончал_а фонтанчиком
чтобы эта машина уснул_а
машина уснул_а
и не проснул_ась



дневник. суббота


после презентации лесной газеты
саша спрашивает илью
не разочарован ли ты в этом типе связи
когда приглашаешь кого-то и он откликается
когда приглашаешь того кто откликается

горизонтальные связи
в негоризонтальном пространстве
как они устроены
как они работают, что соединяют
где упускают

я читаю твой сон
«хотя там – непосредственно смерть и выгода от нее»
пишешь ты
что ты имеешь в виду?
чувствую, но не понимаю
не могу отрефлексировать и вербализовать ощущение
объясни, пожалуйста
помоги мне назвать: что я чувствую?

когда од_на из нас вернётся
другая купит себе новые трусы
в интимиссими по акции
кружевные, черные или бордовые
за триста девяносто девять рублей

другая купит себе новые трусы
чтобы ты снял_а их с меня в темноте
чтобы ты никогда их не увидел_а
но снял_а их с меня в темноте
чтобы ты долго снимал_а их с меня в темноте
долгой ночью длящейся ночью
чтобы ты никогда не увидел_а что
я женщин_а
которая купила себе новые трусы
чтобы ты никогда
страшно сказать
чтобы ты никогда что
но я скажу

чтобы уродцы повинных встреч
чтобы чучела сложных чувств
чтобы обшивки касаний
чтобы гниющие тела люблю

чтобы хтоническое
чтобы тектоническое

чтобы совпало, опало

но дом литераторов сгорел
я не успел
и все пропало

я буду исследовать языком язык языка
раздробленные лобковые кости
стёртые бедра незаживающие коленные чашечки
похоже на бокс, рваные ткани охоты

продавщица в дикси знает меня
и больше не спрашивает паспорт

сколько ударов головой о кафель
может выдержать человеческая голова
теперь это и есть прошивающее
протыкающее ткущее новые руки
взамен отъятых там, в лесополосе

я и рад бы её оборвать, убрать
излечить, различить

но вот же она
жгут и червь
черное ебкое сердце
червленое
крипи

Рассылка

Дайджест лучших материалов Sex is Pure — откровенные тексты и изображения в одном письме, которое приходит раз в неделю
Обязательное поле